Функциональная гастроэнтерология (gastroscan) wrote,
Функциональная гастроэнтерология
gastroscan

Category:

Проф. Э.П. Яковенко: "Глисты - лучшая защита от язвенного колита"

Почему соляную кислоту считают «агрессором» и почему ее агрессию нужно подавлять? Потому что она в первую очередь закрывает привратник, вызывает его длительный спазм, и он потом раскроется только в том случае, если перед ним pH будет 2,5 и выше. В этом случае можно говорить о пониженной кислотности. В теле желудка идет кислотообразование, в антральном отделе — бикарбонаты, кислота нейтрализуется щелочным секретом антрального отдела и в конечном итоге перед привратником pH с 1,5 повышается до 2,5 и он открывается. Если же pH ниже двух в половиной, привратник находится в сомкнутом состоянии. А кислотный продукт ведь идет, желудок переполняется, растягивается… и появляется боль.

Длительный контакт слизистой оболочки с соляной кислотой приводит к тому, что она пропитывается этой кислотой, как губка, и если кислота уже прошла за пределы поверхностной слизи, между эпителием и глубже — попала под эпителиальный пласт, можно ожидать появления эрозий и язв.

Что мы любим за праздничным столом? Вкусно поесть. Жирненького, жареного-пережаренного. И, разумеется, с алкоголем. Этим самым мы стимулируем желудочную секрецию, закрываем сфинктеры, когда все остальное работает, и получается острый панкреатит. Очень неприятное заболевание. Хотя при лечении острого хронического панкреатита в настоящее время успешно используются ингибиторы протонной помпы. Ушли из арсенала средств лечения этих больных всевозможные препараты, блокирующие ферменты, потому что выяснилось, что ингибиторы протонной помпы более эффективны, чем использовавшиеся ранее антиферментные препараты.

При нормальном щелочном и кислотном уровне pH работают панкреатические ферменты. Как только соляная кислота в большом количестве поступает в двенадцатиперстную кишку, все, что вылилось в эту кислую среду из поджелудочной железы, инактивируется. У больного прекрасно работает поджелудочная железа, а ферментативная недостаточность тем не менее имеет место быть. И сколько бы доктор не давал ферментов, и какими бы большими не были дозы, и какие бы прекрасные препараты не назначались, они будут разрушаться соляной кислотой до тех пор, пока не удастся снизить у этого больного желудочную секрецию.

В восьмидесяти процентах случаев причиной эрозий является хеликобактер пилори. Пока она не будет убрана, ремиссии заболевания не получится. Поэтому в первую очередь, настаивает Эмилия Яковенко, нужно разобраться, есть хеликобактер пилори или нет. Эндоскописты обязаны делать тест на хеликобактер пилори. Если терапевт или гастроэнтеролог направил больного на эндоскопическое исследование, то у эндоскописта не должно даже возникнуть мысли о том, что можно не делать тест на хеликобактер пилори. Ведь они иногда решают так: если нет эрозии, то зачем делать тест? Нет ведь показаний. Но с чего начинается этот хеликобактерный процесс? С катарального антрального гастрита. Казалось бы, небольшой очаговый отек слизистой оболочки не представляет опасности. Все нормально, ничего нет в желудке. А у больного хеликобактер пилори. Cледующее обострение — это уже эрозия. Еще одно обострение — язвы. А через пятнадцать — тридцать лет у этого больного рак желудка. Не случайно же Всемирная организация здравоохранения признала хеликобактер пилори онкогеном номер один для желудка.

Как влияет стресс на развитие заболеваний желудочно-кишечного тракта? Никак. Казалось бы, поволновался, попереживал, попал в тяжелую психологическую ситуацию — появились боли в животе, пошел на гастроскопию и нашли язву. Причем, хроническую! Ужас! Но разве может стресс дать хроническую язву? Просто стресс снизил порог чувствительности. Человек не чувствовал свою язву. А попав в стрессовую ситуацию, из-за психологических особенностей, почувствовал ее.

Кто сегодня не «балуется» аспирином? Его пьют все и по любому поводу. Но прием аспирина или любого нестероидного препарата, особенно не защищенного оболочкой, приводит к тому, что этот препарат разрушает слизь, разрушает межклеточные соединения и даже повреждает сосуды. Нарушается трофика слизистой оболочки и очень быстро клетки некротизируются. В результате, больные получают язвы и эрозии, которые быстро увеличиваются в глубину и ширину, а поскольку повреждаются и сосуды, начинается кровотечение. Чтобы не допустить развитие ситуации по такому сценарию, лекарства выпускают в оболочках или применяют буферные антациды, которые нейтрализуют кислоту.

Препаратом выбора при лечении кислотозависимых заболеваний является ингибитор протонной помпы. В настоящее время, если у больного есть эрозии или язвы, не используют H2-блокаторы гистамина, не используют М-холиноблокаторы. М-холиноблокаторы полностью исключены из лечения кислотозависимых заболеваний. Они не влияют на желудочную секрецию, а дают массу поблочных эффектов. То есть приносят только вред.

Антацидные препараты вообще не влияют на секрецию, они очень кратковременно повышают pH и это способствует эвакуации из желудка, но кислотность при этом не меняется. Если врач, например, использует при лечении кровоточащей язвы квамател, это, как считает профессор Яковенко, большая его ошибка. Потому что со второго дня его эффективность падает, он не поддерживает pH выше 4,0 в течение суток, потому что работает максимум шесть часов. Поэтому эти препараты, настаивает профессор, должны уйти из реанимаций, из хирургических стационаров — их нельзя использовать. Весь мир отказался, а Россия все еще идет особым путем, используя квамател при кровоточащих язвах.

Сколько у нас бактерий? Многие удивятся, узнав, что их в каждом организме около полутора килограммов. И у каждого своя, неповторимая, флора. Микрофлора соседа или даже близкого друга может оказаться условно патогенной. Последний «писк моды»: в настоящее время уже создаются целые банки микрофлоры. Как на станциях переливания крови хранится кровь, так создаются и банки бактерий. Появился даже термин «трансплантация кишечных бактерий». У человека, к примеру, понос, ему трансплантируют бактерии человека с запором, и все быстренько нормализуется. Трансплантируется микрофлора больному с язвенным колитом и у него тоже наступает ремиссия.

Кстати, как вы думаете, почему африканцы не болеют язвенным колитом? Оказывается из-за глистов. Достаточно ребенку, появившемуся на свет, лизнуть что-нибудь, как у него немедленно появляются глисты. Африка, однако. И глистная инвазия, полученная в детском возрасте, защищает потом от язвенного колита всю жизнь.

Но это еще не все чудеса. Сейчас уже созданы специальные глисты, которые больше года не живут. Их запускают больному с язвенным колитом, глисты эти с аппетитом объедают продукты воспаления, язва рубцуется и наступает ремиссия. Никакой фантастики. Такое лечение уже применяется на практике.

Ну, и на десерт финишный вопрос: что сказал Мечников в самом начале своей речи при вручении ему Нобелевской премии? Ответ на рисунке:.


Взято из: Владимир Волков. У каждого своя флора. Из доклада профессора Э.П. Яковенко на научно-практической конференции врачей-гастроэнтерологов и терапевтов. Первая областная больница, г. Брянск / Брянская медицинская газета. 4.3.2013 г.

Tags: НЯК, гастроэнтерология, гельминты, кислота в желудке и ДПК, микрофлора
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments